Центр Геномики и Биоинформатики

                   Академии Наук Республики Узбекистан

             

 

flag.png

Главная » Новости » Новости

Новости

« Назад

12.12.2016 16:28

1

Как стать успешным ученым в Узбекистане? Откровения академика. Иброхим Абдурахмонов на своем примере рассказал Uzbekistan Today, как «приручить» науку и сделать ее эффективной, работающей на благо прорывного развития государства...  

Какова будет судьба Академии наук Узбекистана, институты которой последние годы сокращали и передавали в другие ведомства один за другим? На днях стало ясно – закрытия не будет. Шавкат Мирзиёев выступил за необходимость сохранения и укрепления Академии наук. Закипела работа по подготовке документов, направленных на укрепление системы: появятся новые современные научные институты, лабораторное оборудование, произойдет интеграция с образованием, а в Академгородоке для поддержания науки планируется работа по  созданию Инновационного центра с государственно-частной формой собственности со статусом свободной экономической зоны, что поможет внедрить результаты научных исследований и перспективных инновационных разработок научных учреждений.

 Одним словом, стране срочно нужны прогрессивные научные кадры. Возможно ли будет преодолеть кадровый кризис и как? Эта задача тоже не кажется непреодолимой, если изучить личный опыт 41-летнего академика Всемирной академии наук, основателя одного из самых молодых и прогрессивных учреждений Академии наук – Центра геномики и биоинформатики, автора новых генных технологий и сортов сельскохозяйственных растений, профессора Иброхима Абдурахманова. Он поделился с корреспондентом Uzbekistan Today как можно стать преуспевающим ученым. 

– Иброхим Юлчиевич, скажите, как стать успешным, перспективным ученым, когда в целом наука переживает не лучшие времена? 

– У нас очень много талантливой молодежи и ученых. Однако проблема большинства ученых и молодых людей, пришедших в науку, в том, что они пренебрегают народной мудростью, которая гласит, что один в поле не воин. Это правило в науке действует как ни в одном другом направлении. Ученого делают его ученики: нужно не бояться передавать им свои знания. У нас же ученые зачастую не хотят помогать молодежи встать на научный путь. 

Спросите меня, в чем мои главные достижения? В том, что мне удалось создать в Узбекистане научную школу, которая занимается созданием современных генно-инженерных растений, работает над улучшением свойств растений с использованием передовых технологий ген-нокаута. Это самые передовые технологии получения новых сортов. Когда я отучился в Техасском институте сельского хозяйства и машиностроения, то стал преподавать в родном Ташкентском государственном университете, сейчас это Национальный университет Узбекистана. Стал уделять внимание талантливым ребятам, сплачивать их вокруг себя. Я и сейчас продолжаю это делать. Не случайно мы добились того, что занятия по профильным дисциплинам для студентов Национального университета Узбекистана, Ташкентского государственного аграрного университета, Ташкентского института ирригации и мелиорации и Ташкентского химико-технологического института проводились на базе нашего центра. 

Науку стимулирует конкуренция между учеными. В Европе, Соединенных Штатах Америки эта конкуренция между научными школами существует не на словах, у нас ее, к сожалению, пока не много. Но я радуюсь тому, что у нас в центре, в частности у меня с учениками есть внутренняя конкуренция. Мы критикуем друг друга, что заставляет искать новые решения. Не было бы у меня своей школы и этих талантливых ребят, кто бы меня критиковал и что бы я делал? 

 Отдельная тема гранты на научные исследования от зарубежных фондов. У нас предпочитают пускать эти деньги на зарплаты, что приводит к необоснованному распылению средств и нулевому результату так называемых исследований. Я же стараюсь всю сумму использовать рационально, направляя ее на оплату  стажировок, закупку оборудования, покрытие расходов на постановку эксперимента.

– А как же созданные вами новые технологии, сорта хлопка, публикации в престижнейших международных журналах, многочисленные признания и титулы, присвоенные авторитетнейшими международными организациями? 

– Я не могу сказать, что все это для меня второстепенно, в первую очередь для меня важна моя школа и эти талантливые ребята в центре. В науке одна голова хорошо, а две и более лучше. Интересные и важные открытия получаются только тогда, когда работает команда, потому что каждый смотрит на проблему по-своему и имеет свое мнение по тому или иному вопросу, в процессе обсуждения это все соединяется и... получаются разработки. Нужно работать с каждым в отдельности и в команде. Когда ставишь задачу перед своим учеником, сам развиваешься. Работа с учениками позволяет прорабатывать вопросы более тщательно. 

– А как же амбиции молодых, ведь они же всегда хотят быть первыми? 

– Это здорово! Их нужно только поощрять, помогать, развивать! К примеру, когда мы пишем  научные статьи, обычно не ставлю свою фамилию первой, хотя я направлял, помогал разбираться в сложностях, редактировал. Она всегда в конце, первыми всегда стоят мои ученики, потому что они собирали и анализировали материал, ставили эксперименты, изучали литературу, делали первый вариант статьи. И это их стимулирует. Когда они видят себя первыми, то начинают работать активнее и эффективнее. При этом нужно самому оставаться на уровне и тогда они обязательно придут за советом. В прошлом году мы таким образом написали 15 серьезных статей, опубликованных за рубежом. 

– А как из перспективного молодого человека вам удается делать перспективных ученых? 

– Прежде всего благодаря созданию условий. Я стараюсь, чтобы все перспективные ребята работали у нас в центре на полставки – это позволяет им приобрести определенный опыт. Во-вторых, я никогда ничего не заставляю делать. С новичками бывает, что ставлю перед ними задачу, а в ответ слышу «Зачем?». Это чаще всего бывает тогда, когда нужно сделать что-либо не связанное с лабораторной работой, например, поработать в поле. В таких случаях я сам иду в поле и выполняю необходимую работу, а там, смотришь, и «непонимающая» молодежь подтягивается. Преодолеть это непонимание помогают и зарубежные стажировки начинающих ученых. Я помогаю своим ученикам искать возможность и поддержку фондов для обучения в ведущих научных центрах США и Европы. После возвращения они говорят, что поняли, чти полевые работы была не лишними. Чтобы получить новое растение даже при помощи генно-инженерных технологий, ученый должен знать о нем все, а это возможно только тогда, когда он его вырастил собственными руками. За рубежом в ведущих, сильнейших научных центрах, оказывается, так работают все ученые. Именно в таком подходе большая часть научного успеха, последующих разработок. 

– А не боитесь, что воспользовавшись вашей поддержкой, молодые ученые не вернутся назад? 

– Со мной уживаются только патриоты, готовые работать на благо Родины. И мое главное условие, когда я берусь помогать, заключается в том, что талант заверяет меня, что вернется и продолжит работать на Родине. Только в этом случае я помогаю ему найти гранты и источники финансирования обучения. И это пока работает, еще никто не уехал навсегда, все вернулись и работают со мной. 

– Вы заговорили о научных статьях в рецензируемых международных журналах. От других ученых мне неоднократно приходилось слышать, что публиковать свои статьи в этих изданиях очень сложно, а вас публикуют в лучших журналах мира… Поделитесь секретом. 

– Опубликоваться в таких журналах, действительно, очень сложно, но можно. Главное - научная ценность статьи. Самые авторитетные журналы публикуют, как правило, на бесплатной основе, но и требования там очень высокие. К примеру, когда меня публиковали в мировом научном журнале номер один Nature, пришлось попотеть, несмотря на то, что статья изначально соответствовала их уровню и имела хорошие отклики рецензентов. Редакция относилась ко мне скептически до последнего, поскольку я был первым из Узбекистана,представившим свою статью на рассмотрение. Пришлось представить всю свою историю как ученого, предыдущие публикации в других изданиях, результаты своих предыдущих исследований, в общем, все сведения, которые подтверждали, что к результатам, изложенным в материале, я пришел самостоятельно. Мы сегодня гордимся тем, что материалы нашей научной школы публикуют ведущие мировые журналы. 

Я - член редакционных советов и рецензент более 6 международных научных журналов и членом Совета Азиатских научных редакторов (Asian Council of Science Editors).  И могу сказать, что проблемы ученых СНГ при публикации в авторитетных журналах возникают из-за того, что они работают по-старинке, по старым технологиям, с большим отрывом от современных научных технологий, и из-за слабого владения техническим английским. Вот, собственно говоря, почему в последние годы в Узбекистане большое внимание уделяют совершенствованию знаний молодыми учеными иностранных языков, а сейчас закладываются новые механизмы, которые позволят существенно поднять материально-техническую базу учреждений науки. 

– Кстати, о создании новых научных центров, оснащенных современным оборудованием: говорят, что это дорого… Получится ли преодолеть эти сложности на новом этапе развития науки? 

– Кадры решают все. И построить современный научный центр, «до зубов» оснащенный современным оборудованием, вполне решаемая задача. Сложнее всего сделать так, чтобы он заработал и давал продукт, но и эта задача вполне выполнима. Наш центр начинался с небольшой лаборатории Института генетики и экспериментальной биологии. Когда о наших разработках – тогда это была разработка способа ускоренного создания новых сортов сельскохозяйственных растений — заговорили, к нам приехал тогда еще премьер-министр Шавкат Мирзиёев. Я ему лично докладывал кто чем из сотрудников лаборатории занимается. На тот момент это было несколько ребят, прошедших обучение за рубежом. Выслушав меня и пожав руку каждому из них  наш президент Шавкат Миромонович  тогда же сказал,  что самое главное это подготовка кадров для данного направления и дал поручение подготовить еще 60 таких ученых, на что я ему сказал, что им нужно будет создавать условия для работы. Так, собственно говоря, и принималось решение о создании нашего центра и строительстве для него специального современного здания. Сейчас нас уже 60 ученых 18 прошли зарубежные стажировки. Они могут решать поставленные задачи на самом высоком уровне. 

– И, напоследок: сложно ли внедрять новые научные разработки? Ведь, как известно, именно эти сложности среди тех, что отпугивают молодежь от науки? 

– Непросто, но это нормальный процесс селекции научных разработок, который оставляет только эффективные разработки. 

Вот, к примеру, созданный нами сорт хлопка «порлок», который по качеству волокна превосходит все другие возделываемые сорта. Однако сейчас идет научный спор, можно ли расширять площади, на которых его возделывают. Все дело в том, что для нас хлопок – это не только ценное волокно, но и источник пищевого растительного масла. И нам сейчас приходится доказывать Минздраву, что масло, полученное из семян сорта «порлок», безопасно. Для нас это очевидно, но Минздрав пытается оспорить это, но пока безуспешно. Есть ряд вопросов правового характера, где тоже приходится отстаивать интересы разработок даже перед парламентариями. Но это нормальное явление... Во всех прениях мы получаем больше материалов, доказывающих безопасность нашего продукта и доказательств его жизнеспособности. 

При этом мы не останавливаемся на достигнутом, одновременно с этим направлением работаем над получением новых сортов картофеля, пшеницы, винограда, граната, фиников и других фруктовых деревьев. 

Это нормальная судьба ученого.